26 декабря 2009 г.

Интервью Збигнева Бжезинского, который в конце 1970-х годов был помощником президента США Джимми Картера по национальной безопасности

- Бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс пишет в своих мемуарах, что американские спецслужбы начали помогать моджахедам в Афганистане за шесть месяцев до ввода туда советских войск. В то время вы были советником президента США Картера по национальной безопасности, вы были в курсе дела. Вы подтверждаете слова Гейтса?
- Да. Согласно официальной версии ЦРУ начало поддержку моджахедов в 1980 году, то есть после вступления Советской Армии в Афганистан 24 декабря 1979 года. Но в действительности (это держалось в секрете до сегодняшнего дня) все обстояло иначе: на самом деле первую директиву об оказании тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле президент Картер подписал 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал ему докладную записку, в которой объяснял, что, по моему мнению, эта помощь повлечет военное вмешательство Советов.
- Несмотря на этот риск, вы были сторонником этой секретной операции. Но, может быть, вы желали Советам этой войны и искали пути ее спровоцировать?
- Не совсем так. Мы не принуждали русских вмешиваться, но мы сознательно увеличили вероятность того, чтобы они это сделали.
- Когда Советы оправдывали свои действия, говоря, что они намереваются бороться против тайного вмешательства США в дела Афганистана, им никто не верил. Однако в их словах была правда... Вы сегодня ни о чем не сожалеете?
- Сожалеть о чем? Та секретная операция была блестящей идеей. Она дала заманить русских в афганский капкан, и вы хотите, чтобы я сожалел? Когда Советы официально пересекли границу, я написал президенту Картеру: «Теперь у нас появилась возможность обеспечить СССР его собственную вьетнамскую войну». Фактически, Москва должна была вести на протяжении почти десяти лет невыносимую для нее войну, конфликт, повлекший деморализацию и в конце концов распад советской империи.
- Не сожалеете ли вы о том, что содействовали исламскому фундаментализму, вооружали и консультировали будущих террористов?
- Что более важно для мировой истории? Талибан или падение советской империи? Несколько возбужденных исламистов или освобождение центральной Европы и конец «холодной войны»?
- «Несколько возбужденных»? Но было неоднократно сказано: исламский фундаментализм сегодня представляет мировую угрозу...
- Вздор! Нет глобального исламизма. Давайте посмотрим на ислам рационально и без демагогии или эмоций. Это мировая религия с 1,5 миллиарда приверженцев. Но что общего между фундаменталистской прозападной Саудовской Аравией, умеренным Марокко, милитаристским Пакистаном, Египтом или секулярной Центральной Азией? Ничего сверх того, что объединяет христианские страны.

Комментариев нет: